АААААААААААА
по-американски



смотрим Чемпионат мира по футболу
с гостями из США

АААААААААААА
по-американски





смотрим
Чемпионат мира
по футболу
с гостями из США
Действующие лица

Брат – Артем

Брат 2 – Саша

Артем и Саша эмигрировали в США в 2004. Их отцу-биохимику предложили место в университете штата Монтана. В Томске у Саши и Артема – бабушка.

Их американские друзья: Марк, Эмма, Джэй и Джассим.

Марк и Эмма из Индианополиса. Они давно вместе, но повенчаются только в Ростовском баре при помощи местных болельщиков. Джэй – математик из Нью-Йорка, родом из Южной Кореи, куда собирается вернуться, если не останется в томском политехе для второго высшего. Джассим из Саудовской Аравии, работает в нефтяной компании и уже не живет в штатах. Опечален сокрушительным поражением сборной Саудовской Аравии в игре с Россией.

Журналист ТВ2 – гуляет, слушает, задает вопросы
Действующие лица

Брат – Артем

Брат 2 – Саша

Артем и Саша эмигрировали в США в 2004. Их отцу-биохимику предложили место в университете штата Монтана. В Томске у Саши и Артема – бабушка.

Их американские друзья: Марк, Эмма, Джэй и Джассим.

Марк и Эмма из Индианополиса. Они давно вместе, но повенчаются только в Ростовском баре при помощи местных болельщиков. Джэй – математик из Нью-Йорка, родом из Южной Кореи, куда собирается вернуться, если не останется в томском политехе для второго высшего. Джассим из Саудовской Аравии, работает в нефтяной компании и уже не живет в штатах. Опечален сокрушительным поражением сборной Саудовской Аравии в игре с Россией.

Журналист ТВ2 – гуляет, слушает, задает вопросы
Артем: Мы гуляем по всему Томску. Иногда ходим к моей бабушке в гости.

Марк: Привет, я деревенский парень, родом из-под Томска.

Артем
: Мы были уже на матчах в Сочи, Ростове-на-Дону, Волгограде, Москве и вот теперь отдыхаем в Томске.

Немного нетрезвый прохожий: Ребята, добавьте рублей десять…

Все: Sorry, man, we have no cash. Извините, нет.

Марк: Мы с Эммой арендовали мотоцикл в Болгарии и оттуда ехали на нем через Турцию и Грузию в Россию. А в России были в Пятигорске, Майкопе, Воронеже, Туле, Сочи. Вообще говоря, что нас удивило: в России довольно чисто. Мы это заметили, когда делали этот объезд на мотоцикле, можно было сравнить, как реально выглядят разные города. Правда, в России ужасные старые девятиэтажки, снаружи и в подъездах выглядят отвратительно. Удивительно, что в квартирах у людей, наоборот, обычно очень хорошо.

ТВ2: Знаете, в России столько проблем в социальной, экономической и политической сфере. Возможно, вы что-то слышали об этом по дороге. Думаете, это нормально проводить при всем этом чемпионат мира здесь?

Марк: Ну мы слышали кое-что, но в основном все позитивные, довольные. Да ведь мы оставили у вас столько денег. Посчитайте, сколько денег осело в России: американских, корейский, саудийских...Туристы платят за отели, квартиры, еду, проезд.

ТВ2: Не думаю, что эти деньги дойдут до всех в стране.

Артем: Она боится, что все разворуют.
Артем: Мы гуляем по всему Томску. Иногда ходим к моей бабушке в гости.

Марк: Привет, я деревенский парень, родом из-под Томска.

Артем
: Мы были уже на матчах в Сочи, Ростове-на-Дону, Волгограде, Москве и вот теперь отдыхаем в Томске.

Немного нетрезвый прохожий: Ребята, добавьте рублей десять…

Все: Sorry, man, we have no cash. Извините, нет.

Марк: Мы с Эммой арендовали мотоцикл в Болгарии и оттуда ехали на нем через Турцию и Грузию в Россию. А в России были в Пятигорске, Майкопе, Воронеже, Туле, Сочи. Вообще говоря, что нас удивило: в России довольно чисто. Мы это заметили, когда делали этот объезд на мотоцикле, можно было сравнить, как реально выглядят разные города. Правда, в России ужасные старые девятиэтажки, снаружи и в подъездах выглядят отвратительно. Удивительно, что в квартирах у людей, наоборот, обычно очень хорошо.

ТВ2: Знаете, в России столько проблем в социальной, экономической и политической сфере. Возможно, вы что-то слышали об этом по дороге. Думаете, это нормально проводить при всем этом чемпионат мира здесь?

Марк: Ну мы слышали кое-что, но в основном все позитивные, довольные. Да ведь мы оставили у вас столько денег. Посчитайте, сколько денег осело в России: американских, корейский, саудийских...Туристы платят за отели, квартиры, еду, проезд.

ТВ2: Не думаю, что эти деньги дойдут до всех в стране.

Артем: Она боится, что все разворуют.
Джэй стоит на Воскресенской горе, у камня основания Томска, рассуждает о местном образовании.

Джэй: Почему именно этот камень установили здесь как камень основания города?

Артем: Установили, какой был.

Джэй: Я здесь видел много иностранцев. Это из-за Чемпионата мира?

ТВ2: Нет, это университеты практикуют интернациональный обмен. Много едут из Европы, Китая, Тайланда, постсоветского пространства учиться и работать в Политехнический университет или ТГУ.

Джэй: А где они все живут?

ТВ2: В общежитиях. У них лучше, чем у российских студентов, как правило. Новые, красивые.

Джэй: А на каком языке говорят?

ТВ2: На каком придется. Иногда случается, что группа китайцев плохо говорит по-английски и почти никак по-русски. А преподаватель не знает, что ему с ними со всеми делать.

Джэй: А как мне, например, подать документы на поступление?

ТВ2: На сайтах вузов все расписано, на английском есть.

Артем: Он умный парень, он сможет!

Марк: Я буду вести экскурсию. Я советский парень, вырос в СССР. Слушаю Высоцкого и Цоя (серьезно). Вот, посмотрите на эту машину (показывает на волгу космонавта Николая Рукавишникова): на ней ездил Николай Хрущев.

Артем: Может, хотя бы Никита Хрущев?

Марк: Просто Ник.

Саша: Лучше скажите, вы же на ТВ2 придумали бессмертный полк?

ТВ2: Ну, имели прямое отношение.

Саша: А потом Москва все украла.

ТВ2: Как всегда.

Все: I love TV2!

Джэй стоит на Воскресенской горе, у камня основания Томска, рассуждает о местном образовании.

Джэй: Почему именно этот камень установили здесь как камень основания города?

Артем: Установили, какой был.

Джэй: Я здесь видел много иностранцев. Это из-за Чемпионата мира?

ТВ2: Нет, это университеты практикуют интернациональный обмен. Много едут из Европы, Китая, Тайланда, постсоветского пространства учиться и работать в Политехнический университет или ТГУ.

Джэй: А где они все живут?

ТВ2: В общежитиях. У них лучше, чем у российских студентов, как правило. Новые, красивые.

Джэй: А на каком языке говорят?

ТВ2: На каком придется. Иногда случается, что группа китайцев плохо говорит по-английски и почти никак по-русски. А преподаватель не знает, что ему с ними со всеми делать.

Джэй: А как мне, например, подать документы на поступление?

ТВ2: На сайтах вузов все расписано, на английском есть.

Артем: Он умный парень, он сможет!

Марк: Я буду вести экскурсию. Я советский парень, вырос в СССР. Слушаю Высоцкого и Цоя (серьезно). Вот, посмотрите на эту машину (показывает на волгу космонавта Николая Рукавишникова): на ней ездил Николай Хрущев.

Артем: Может, хотя бы Никита Хрущев?

Марк: Просто Ник.

Саша: Лучше скажите, вы же на ТВ2 придумали бессмертный полк?

ТВ2: Ну, имели прямое отношение.

Саша: А потом Москва все украла.

ТВ2: Как всегда.

Все: I love TV2!

Направляемся на Набережную. Артем рассказывает о жизни в США. Рассуждает о диаспоре, ее пользе и вреде для отдельно взятого человека.

Артем: Когда мы переехали в Монтану, мне было 13 лет, а брату Саше – 11.
До этого мы здесь учились в 24 школе в Томске. Нам дали хороший английский, заложили основу. Но английский в школе и в языковой среде – не одно и то же. Сначала говорить было тяжело – но надо. Конечно, везде можно найти русскую диаспору, а в ней поддержку. Но диаспора не только поддерживает, но и затягивает. Ты в ней замыкаешься и вообще не можешь коммуницировать с остальными. В Америке люди со всего света, объединить их может только английский. А мы еще и переехали в «белый» штат – Монтану, там в основном давно осевшие американцы. Мы жили не в мегаполисе, а в провинции, где молодые ребята не терпят твою медленную непонятную речь. Между собой говорят очень быстро. Это связано с тем, что к иностранцам там не очень привыкли. Совсем другое дело в том же Нью-Йорке.

Артем: Парень, откуда ты?

Марк: Я из Томска.

Артем: Может, из Северска?

Марк: Какого Сибирска? Новосибирска?

ТВ2: Нет, Северск – другой город рядом с Томском. Но он закрытый, как режимный объект, там в советское время работала атомная электростанция. Сейчас нет, но город все не открывают.

Марк: Станция, как в Чернобыле?

Артем: Да, но без инцидентов.

Марк: Новосибирск – это Сибирь, а Северск– это север?

Артем: Нет, это все в Сибири, просто названия такие.

Марк: Ок, теперь нам нужна мечеть для Джассима.

ТВ2: Правда срочно нужна? У нас есть две – белая и красная.

Марк: Они далеко? Давайте сначала на набережную.
Направляемся на Набережную. Артем рассказывает о жизни в США. Рассуждает о диаспоре, ее пользе и вреде для отдельно взятого человека.

Артем: Когда мы переехали в Монтану, мне было 13 лет, а брату Саше – 11.
До этого мы здесь учились в 24 школе в Томске. Нам дали хороший английский, заложили основу. Но английский в школе и в языковой среде – не одно и то же. Сначала говорить было тяжело – но надо. Конечно, везде можно найти русскую диаспору, а в ней поддержку. Но диаспора не только поддерживает, но и затягивает. Ты в ней замыкаешься и вообще не можешь коммуницировать с остальными. В Америке люди со всего света, объединить их может только английский. А мы еще и переехали в «белый» штат – Монтану, там в основном давно осевшие американцы. Мы жили не в мегаполисе, а в провинции, где молодые ребята не терпят твою медленную непонятную речь. Между собой говорят очень быстро. Это связано с тем, что к иностранцам там не очень привыкли. Совсем другое дело в том же Нью-Йорке.

Артем: Парень, откуда ты?

Марк: Я из Томска.

Артем: Может, из Северска?

Марк: Какого Сибирска? Новосибирска?

ТВ2: Нет, Северск – другой город рядом с Томском. Но он закрытый, как режимный объект, там в советское время работала атомная электростанция. Сейчас нет, но город все не открывают.

Марк: Станция, как в Чернобыле?

Артем: Да, но без инцидентов.

Марк: Новосибирск – это Сибирь, а Северск– это север?

Артем: Нет, это все в Сибири, просто названия такие.

Марк: Ок, теперь нам нужна мечеть для Джассима.

ТВ2: Правда срочно нужна? У нас есть две – белая и красная.

Марк: Они далеко? Давайте сначала на набережную.
Артем рассказывает, как все ездили на поездах РЖД. Размышляет, что меняется в Томске за время его отъездов.

Артем: Со всеми ребятами мы договорились, как будем смотреть чемпионат, заранее, а очно встретились только в Сочи на матче. Потом мы поехали на поезде для туристов из Москвы до Ростова-на-Дону, а вот от Ростова до Волгограда на обыкновенном прокатились, где окна не открывались, кондиционеры не работали – ну как обычно это выглядит у РЖД. Так как нас много и мы не входили все в одно купе, я однажды попал в компанию корейцев. Южная Корея – маленькая страна, которую они на скоростном поезде могут за несколько часов объехать, при этом население 50 млн. человек. Мои корейцы из купе решили поэкспериментировать: поехали от Владивостока до Москвы на поезде. Знаете, они сами по себе чрезвычайно вежливы, говорили, что все очень нравится, но вообще-то потом выяснилось, что для них такая поездка – это очень долго, медленно, к тому же поезд все время трясет. Люди к такому готовы, скажем так, не были. У них был куплен пакет билетов, чтоб ездить на все матчи своей команды. А первый матч у них был в Ростове-на Дону. Им еще и до него из Москвы пришлось на этом поезде ехать.

ТВ2: А ты сам-то часто в Россию ездишь сейчас?

Артем: Два с половиной года назад я был последний раз. На тот момент я забыл, что такое сибирские морозы. Прилетел в аэропорт, одет по-американски. Выхожу из самолета и еле как добираюсь до автобуса. Тогда я сразу вспомнил, что такое Сибирь. Но сам город, знаешь, не особо меняется. Я вижу, что окраины застраивают новыми многоквартирниками. Бассейн построили пару лет назад для чемпионата мира по плаванию. А так все словно по-прежнему.

ТВ2: А что от русских слышал о жизни здесь?

Артем: Когда пытаешься говорить с русскими о серьезных проблемах, они начинают отшучиваться. Но однажды в Волгограде в аэропорту завязался разговор с одним местным. Он занимается недвижимостью. Говорит, что в городе от производства ничего не осталось и люди просто в депрессии. Там действительно народ очень бедный. Зарплата средняя – 19 000 рублей (по данным Волгоградстата, не менее 27883 рублей – прим. ред.), малый бизнес заглох. По его мнению, проблема в людях. Говорит, народ инертный. А один исландец, который часто ездит в и Россию, и в Грецию, мне сказал, что греки и русские – почти одинаковые: религия, культура, гостеприимство. Греки как русские – без советского прошлого и войны.
Артем рассказывает, как все ездили на поездах РЖД. Размышляет, что меняется в Томске за время его отъездов.

Артем: Со всеми ребятами мы договорились, как будем смотреть чемпионат, заранее, а очно встретились только в Сочи на матче. Потом мы поехали на поезде для туристов из Москвы до Ростова-на-Дону, а вот от Ростова до Волгограда на обыкновенном прокатились, где окна не открывались, кондиционеры не работали – ну как обычно это выглядит у РЖД. Так как нас много и мы не входили все в одно купе, я однажды попал в компанию корейцев. Южная Корея – маленькая страна, которую они на скоростном поезде могут за несколько часов объехать, при этом население – 50 млн. человек. Мои корейцы из купе решили поэкспериментировать: поехали от Владивостока до Москвы на поезде. Знаете, они сами по себе чрезвычайно вежливы, говорили, что все очень нравится, но вообще-то потом выяснилось, что для них такая поездка – это очень долго, медленно, к тому же поезд все время трясет. Люди к такому готовы, скажем так, не были. У них были куплен пакет билетов, чтоб ездить на все матчи своей команды. А первый матч у них был в Ростове-на Дону. Им еще и до него из Москвы пришлось на этом поезде ехать.

ТВ2: А ты сам-то часто в Россию ездишь сейчас?

Артем: Два с половиной года назад я был последний раз. На тот момент я забыл, что такое сибирские морозы. Прилетел в аэропорт, одет по-американски. Выхожу из самолета и еле как добираюсь до автобуса. Тогда я сразу вспомнил, что такое Сибирь. Но сам город, знаешь, не особо меняется. Я вижу, что окраины застраивают новыми многоквартирниками. Бассейн построили пару лет назад для чемпионата мира по плаванию. А так все словно по-прежнему.

ТВ2: А что от русских слышал о жизни здесь?

Артем: Когда пытаешься говорить с русскими о серьезных проблемах, они начинают отшучиваться. Но однажды в Волгограде в аэропорту завязался разговор с одним местным. Он занимается недвижимостью. Говорит, что в городе от производства ничего не осталось и люди просто в депрессии. Там действительно народ очень бедный. Зарплата средняя – 19 000 рублей (по данным Волгоградстата, не менее 27883 рублей – прим. ред.), малый бизнес заглох. По его мнению, проблема в людях. Говорит, народ инертный. А один исландец, который часто ездит в и Россию, и в Грецию, мне сказал, что греки и русские – почти одинаковые: религия, культура, гостеприимство. Греки как русские – без советского прошлого и войны.
ТВ2: Ребята, чего ожидали от России?

Джассим: Ну мы думали, что будет жестче, что много таких...как бы грубых мачо среди русских. А оказалось, все добрые отзывчивые, сразу нам помогали нам, если что.

ТВ2: В России туго с английским. Как понимали друг друга?

Марк: Что-то понятно и так, а на случай важных переговоров с нами были Саша и Артем – они переводили.

Джассим: Я, конечно, расстроен из-за игры Саудовской Аравии с Россией. Хорошо, что есть еще интересные матчи: с Уругваем был в Ростове, Исландия-Нигерия в Волгограде – ооочень интересно было.

Марк: В Ростове-на-Дону одна женщина вышла нас встречать с водкой и закуской.

ТВ2: И с рушником, и с солью, наверное, как в кино?

Марк: Она очень хотела нас угостить. Мы все попробовали, естественно.

ТВ2: Что скажете про полицию? Не было проблем на матчах с ней?

Марк: Были. Они не хотели делать сэлфи с нами. Вообще никто.

ТВ2: А слышали от кого-нибудь про пенсии или про политзаключенных в России?

Марк: Да, мы слышали про Олега Сенцова, украинского режиссера, которого осудили в России. Он голодает, но его не освобождают. В основном мы слышали возмущения украинцев по этому поводу. Они хотят, чтобы его отпустили немедленно. Но, если честно, в основном все веселятся и говорят про футбол.

Артем: В Ростове-на-Дону ехали мы на такси. Я завел разговор с таксистом. Спрашиваю: «Как на вас влияет то, что Донбасс прямо под боком»? Он как начал украинцев проклинать: мол, семья беженцев приехала, а они приютили эту семью. Украинцы получают государственное пособие от России, а сами ничего не делают. Как я понял, этот таксист тоже получает пособие за помощь беженцам, и говорит, что, на их месте, от своего дома бы ни шагу не ступил. Тем не менее семья этого таксиста добровольно приняла украинскую семью.

ТВ2: Марк, я слышала, что вы с Эммой обручились прямо в баре.

Марк: Да, в Ростове фанаты в баре сказали, что нам нужно пожениться. Мы объясняли, что мы давно вместе и все такое, но нас все равно там обручили.

Артем: Марк, а где твое кольцо, я не вижу.

Марк: Оно в моем сердце.

ТВ2: Ребята, чего ожидали от России?

Джассим: Ну мы думали, что будет жестче, что много таких...как бы грубых мачо среди русских. А оказалось, все добрые отзывчивые, сразу нам помогали нам, если что.

ТВ2: В России туго с английским. Как понимали друг друга?

Марк: Что-то понятно и так, а на случай важных переговоров, с нами были Саша и Артем – они переводили.

Джассим: Я, конечно, расстроен из-за игры Саудовской Аравии с Россией. Хорошо, что есть еще интересные матчи: с Уругваем был в Ростове, Исландия-Нигерия в Волгограде – ооочень интересно было.

Марк: В Ростове-на-Дону одна женщина вышла нас встречать с водкой и закуской.

ТВ2: И с рушником, и с солью, наверное, как в кино?

Марк: Она очень хотела нас угостить. Мы все попробовали, естественно.

ТВ2: Что скажете про полицию? Не было проблем на матчах с ней?

Марк: Были. Они не хотели делать сэлфи с нами. Вообще никто.

ТВ2: А слышали от кого-нибудь про пенсии или про политзаключенных в России?

Марк: Да, мы слышали про Олега Сенцова, украинского режиссера, которого осудили в России. Он голодает, но его не освобождают. В основном мы слышали возмущения украинцев по этому поводу. Они хотят, чтобы его отпустили немедленно. Но, если честно, в основном все веселятся и говорят про футбол.

Артем: В Ростове-на-Дону ехали мы на такси. Я завел разговор с таксистом. Спрашиваю: «Как на вас влияет то, что Донбасс прямо под боком»? Он как начал украинцев проклинать: мол, семья беженцев приехала, а они приютили эту семью. Украинцы получают государственное пособие от России, а сами ничего не делают. Как я понял, этот таксист тоже получает пособие за помощь беженцам, и говорит, что, на их месте, от своего дома бы ни шагу не ступил. Тем не менее семья этого таксиста добровольно приняла украинскую семью.

ТВ2: Марк, я слышала, что вы с Эммой обручились прямо в баре.

Марк: Да, в Ростове фанаты в баре сказали, что нам нужно пожениться. Мы объясняли, что мы давно вместе и все такое, но нас все равно там обручили.

Артем: Марк, а где твое кольцо, я не вижу.

Марк: Оно в моем сердце.

Внезапно нас окликают по-английски. Оказывается, это пара из Перу, которая тоже не стала ограничиваться городами, принимающими чемпионат. По совету друга, они решили посмотреть Сибирь и уже были в Новосибирске и Тобольске. Марк и Эмма говорят с ними по-испански, получают за это в подарок футболку сборной Перу и амулеты на руку. Все направляются в «Harrats Pub» смотреть матч. Завтра запланирован тур по университетам и баня (на самом деле, всем так понравилось в бане, что они сходили в нее несколько раз). В баре звучит кавер-версия песни Земфиры из «Брата-2» – «Искала».
Внезапно нас окликают по -английски. Оказывается, это пара из Перу, которая тоже не стала ограничиваться городами, принимающими чемпионат. По совету друга, они решили посмотреть Сибирь и уже были в Новосибирске и Тобольске. Марк и Эмма говорят с ними по-испански, получают за это в подарок футболку сборной Перу и амулеты на руку. Все направляются в «Harrats Pub» смотреть матч. Завтра запланирован тур по университетам и баня (на самом деле, всем так понравилось в бане, что они сходили в нее несколько раз). В баре звучит кавер-версия песни Земфиры из «Брата-2» – «Искала».