СТИЛЬ И ВОЗРАСТ: ИРИНА ГУРЕЕВА
Леди в науке
Текст: Маргарита Некратова
Фото: Елена Фаевцева
Вопросов о возрасте при разговоре с женщиной деликатные люди стараются избегать. Не все вслед за Робертом Рожденственским считают богатством свои года. Гораздо насущнее звучит призыв быть «вечно молодым, вечно пьяным». В истеричной гонке за молодостью улавливается фальшь, ведь переход человека в новое качество так же естественен, как смена сезонов за окном. Для разговора о красоте в зрелом возрасте и задумана эта рубрика - "Стиль и возраст". Ее героини – особенные женщины, достигшие высот в своем деле и оставшиеся верными узнаваемому личному стилю.
Знакомьтесь, Ирина Гуреева – доктор биологических наук, профессор, заслуженный работник высшей школы РФ.






С 2002 года она заведует удивительным научным подразделением –
Гербарием имени Порфирия Никитича Крылова Томского государственного университета. Здесь в идеальном порядке в старинных шкафах высотою до потолка хранится полмиллиона образцов высушенных растений. Некоторые из них датированы началом позапрошлого века. На вопросы об этой великолепной коллекции и привыкла отвечать в интервью Ирина Ивановна. Держась скромно и с достоинством, она не любит щеголять впечатляющим списком своих научных заслуг. Хотя и не скрывает их, как не скрывает и возраста – 63 года. В непривычном для нее русле – о женском пути в науке, стиле и возрасте, – сложилась наша беседа.




Мною двигал интерес. Он и есть самое главное, что нужно для успеха в науке.
В России женщина впервые стала профессором во второй половине 19 века (Софья Ковалевская), и считается, что в этой области женщинам намного сложнее. Какие мужские качества нужно развивать в себе для успеха на этом поприще, и наоборот, какие женские качества пригождаются?

Ирина Гуреева: Вопреки штампу о тяготах науки мне не было сложно. Видимо, потому что меня держала под крылом другая женщина – мой наставник и научный руководитель, заведующая Гербарием, Антонина Васильевна Положий. Иногда, примеряя на себя какие-то ситуации – жизненные и рабочие – я спрашиваю себя: а как бы поступила она? Мне не приходилось изживать в себе ни излишнюю эмоциональность, ни рассеянность, которые часто приписывают женщинам-ученым. Но я не всегда могу проявить нужную твердость и принципиальность.
Ирина Гуреева
в 30 лет (кандидат
биологических
наук)
Ирина Гуреева: В науке нужно уметь ставить цель, строить план ее достижения и постепенно идти вперед. Хотя, положа руку на сердце, надо сказать, что у меня не было цели становиться профессором. Возможно, просто в душу запали слова отца, много лет проработавшего начальником в сфере сельского хозяйства. Он настраивал меня и двух моих сестер на хорошую учебу в школе, поступление в университет и защиту кандидатской диссертации. У меня получилось эту установку перевыполнить, но не благодаря амбициям. Скорее, здесь сыграли роль ответственность и трудолюбие. Причем эти черты стали проявляться с детства. Все летние каникулы я проводила на сортоиспытательном участке, где заведующей была моя мама. Там я наблюдала за розами, обрезала их, записывала данные о цветении в специальный журнал. За это, начиная с 6-го класса, мне даже платили небольшую зарплату. Но не она была для меня стимулом. Мною двигал интерес. Он и есть самое главное, что нужно для успеха в науке. Если нет интереса, хоть какими современными приборами обставься, ничего не добьешься.
Cлева: родители Елена Сергеевна (р. 1930) и Иван Иванович (1926–2010) Ястребовы. Мать – ученый зоотехник, экономист, агроном, заведующая сортоиспытательным участком, отец – ученый агроном, начальник Инспектуры госкомиссии по сортоиспытанию сельскохозяйственных культур по Киргизской ССР
Справа: Антонина Васильевна Положий (1917–2003) научный руководитель, доктор биологических наук, профессор, заведующая Гербарием им. П.Н. Крылова ТГУ


М.Н.: Вы всю жизнь работаете с растениями, которые с давних пор вдохновляли художников и поэтов своей красотой. Как такая работа влияет на восприятие прекрасного? Помогает ли она развивать вкус?

Ирина Гуреева: Насчет развития вкуса, разумеется, все индивидуально, и никакой закономерности, увы, проследить не удается. Хотя, вспоминая Антонину Васильевну, замечу, что на нее ориентировались все дамы в университете. Она всегда следила за собой и одевалась с большим вкусом. Я же не устаю радоваться тому, что работаю именно с растениями. Они прекрасны в любом виде – живые, высушенные в гербарии, и даже в препарированном виде – те, кто видел, как выглядят поперечные срезы стеблей, меня поймут. А как хороши под микроскопом волоски, которыми покрыты многие растения! Ведь они все разные и самой причудливой формы. А эфиромасличные железки вообще похожи на драгоценные камни или янтарь.








Если от растений вернуться к людям, по-вашему, красота человека относится только к внешности?

Ирина Гуреева: Это сложный вопрос. У человека может не быть правильных черт лица, положенных для канонической красоты. Но его хочется назвать красивым, потому что по характеру он мягкий, добрый и светлый. Если человек завистлив или гневлив, то на внешности это тоже отражается, и никакие правильные черты не сделают его приятным на вид. Красоту и стиль, кстати, не стоит смешивать, это все-таки разные вещи. Стиль – это что-то неуловимое, воспринимаемое на интуитивном уровне. Главное, должен быть цельный образ. Объяснить словами это сложно. Иногда все в образе хорошо сочетается – и получается стильно. А бывает, наоборот, в образе ничего не сочетается, но что-то невидимое объединяет.




Трудные времена не давали расстаться со швейной машинкой
Для многих поколений студентов вы являетесь эталоном элегантности и хорошего вкуса. Как вам это удается: вы тщательно следите за модой, или само собой так получается?

Ирина Гуреева: Это получается само собой. Я никогда не читала глянцевые журналы. Передачи вроде «Модного приговора» смотрю редко, потому что некогда. Наверное, вкус – это врожденное качество. С детства я шила – игрушки для самодельного кукольного театра, одежду своим куклам, потом куклам младшей сестры. Подрастая, стала шить себе, ведь в советское время красивой одежды в продаже не было. На все школьные вечера и балы я обязательно изготавливала себе новый наряд. Учась в университете, само собой, я продолжала шить и вязать. Короче, трудные времена не давали расстаться со швейной машинкой: на ней я строчила – себе, дочери, младшей сестре. После защиты докторской диссертации свободного времени совсем не осталось, но нашлась портниха, которая воплощала в жизнь мои эскизы. Сейчас в магазинах неплохой выбор, и я, в основном, покупаю готовую одежду, причем нередко, хотя бы по цветам – с опережением трендов. Например, захочется купить себе что-то розовое, а в следующем сезоне розовый объявят самым модным цветом.





Что вам нравится в современной моде?

Ирина Гуреева: Мне нравится, что мода стала разнообразной и демократичной. Десятилетиями в нашей стране люди одевались совершенно одинаково. Все платья у девушек шились чуть ли не по одной выкройке. Сейчас, слава Богу, молодежи трудно себе такое представить.

Что для вас показатель отсутствия вкуса?

Ирина Гуреева:
Однозначно не камильфо – юбка с цветочным принтом в сочетании с цветочным же, но все же другим принтом на блузке. Очень раздражают анималистические принты, особенно леопард, возможно, потому что я ботаник. Табу для меня – кеды на каблуке, деловой костюм с кроссовками и юбка годе – вот ведь что изуродует любую женскую фигуру. Раньше я думала, что никогда не надену с платьем туфли на низком каблуке или брюки, зауженные книзу, но сейчас одеваюсь так с удовольствием. Что говорить, мода меняется. Я лояльно настроена к новшествам, и мне очень нравится, как одевается молодежь. Иной раз смотрю и сожалею, что я уже не могу себе позволить ходить в «драных» джинсах. Хотя открою секрет, у меня есть дырявые джинсы, но дырки на них умеренные, и, конечно же, никогда я не появлюсь в них в университете.


Когда у меня грустное настроение, я, скорее, надену что-то яркое.
Как часто вы позволяете себе приятные обновки?

Ирина Гуреева:
Стилисты меня осудят, но я часто совершаю покупки спонтанно – сразу покупаю понравившуюся вещь, а не обдумываю, как она интегрируется в мой гардероб. Обычно я наведываюсь в магазины к началу сезона – к лету, осенью, а иногда чтобы заглушить плохое настроение. И я всегда ношу, что купила. Люблю сочетать цвета, например, с синим платьем надевать красный пояс. В моем гардеробе много и приглушенных, и ярких цветов. Комплекты собираю, тоже руководствуясь сиюминутным импульсом. Даже если задумываю образ накануне, утром он может мне разонравиться, и я могу по пять раз переодеваться перед выходом. Многим женщинам, думаю, это знакомо. Кстати, когда у меня грустное настроение, я, скорее, надену что-то яркое, а не серое.


Бытует мнение, что женские слабости, в частности регулярное пополнение гардероба, должны оплачиваться из кошелька ее мужчины. Как вы смотрите на эту народную «мудрость»?

Ирина Гуреева:
Я не согласна. Мой муж не знает, что у меня в шкафу и сколько это стоит. Никогда на свою одежду денег не просила и не брала. И шубы себе тоже сама покупаю. Мое незыблемое убеждение: женщина должна работать и быть независимой. Жизнь полна сюрпризов. Можно надеяться на человека, но с ним может что-то случиться (не дай Бог!), или изменятся отношения. Ведь всегда есть такая вероятность. И нет ничего ужаснее, чем оказаться беспомощной, без средств к существованию. А еще некоторые женщины как будто медаль себе на грудь вешают, говоря: «Я посвятила себя семье». Хорош подвиг, если только они потом никого не будут этим попрекать. И я считаю, что дети должны гордиться своими родителями. Когда мама знает только стирку и готовку, вряд ли это принесет ей большое уважение (увы, но это случается довольно часто). Дети и муж не всегда оценят эти труды. Не зря же есть такая пословица: домашнюю работу видно только тогда, когда она не сделана.

Сергей Петрович Гуреев (р. 1955) - супруг, кандидат биологических наук, поэт, автор и исполнитель своих песен, старший научный сотрудник, бизнесмен

Вместе с 14 сентября 1977 г. и по сей день
Что, по-вашему, стоит изменять женщине в своем стиле с возрастом?

Ирина Гуреева: Нельзя уменьшать свой возраст. А то скажешь, что тебе 50, а про тебя подумают: «Надо же, как ее жизнь скрутила». По-моему, не стоит носить мини, футболки с шутливыми изображениями, чьим-нибудь портретом или забавным слоганом. Если уж надевать спортивную одежду, то по случаю и монохромную. Странно смотрится на дамах в годах одежда в блестках и пайетках, хотя металлизированные фактуры мне нравятся, особенно в аксессуарах. Как ни странно это звучит, сейчас я в одежде позволяю себе больше, чем в 30–40 лет. Тогда я носила в основном приглушенные цвета, хотя вещи шила довольно разнообразные. Я всячески стараюсь избегать атрибутов стиля «тетка» – балахонистых блузок и платьев фасона а-ля «чехол для танка». Хотя вот сейчас мне очень нравится бохо-стиль, но, заметьте, в нем используются совсем другие балахоны.



НА ОТДЫХЕ ЗА ГРАНИЦЕЙ ИРИНУ С МУЖЕМ НЕРЕДКО ОСТАНАВЛИВАЮТ ИНОСТРАНЦЫ, ГОВОРЯ КОМПЛИМЕНТЫ ЕЕ НАРЯДАМ.
Нельзя оскорблять чужой взгляд своей неухоженностью.





Поделитесь своими персональными правилами, помогающими достойно встречать возраст и оставаться красивой.

Ирина Гуреева:
Нельзя оскорблять чужой взгляд своей неухоженностью. Обязательно нужны прическа и минимальный макияж. Не нужно распускать себя, чтобы слишком не растолстеть. К сожалению, фигура не может остаться неизменной с возрастом, но за ней нужно продолжать следить и держать себя в рамках. Есть грань, за которой и красивой одежды на себя уже не найти, и многие машут рукой на внешность. Я не раз наблюдала такие примеры. А если говорить о поведенческих установках, я всегда стараюсь жить в мире с собой и ставлю себя на место другого человека. Мой принцип – не поступать с другими так, как я не хотела бы, чтобы поступили со мной.