Горячая линия с Максимом Пасюковым
Анонимно об интимном
Можно ли внезапно сойти с ума?
Как объяснить стрельбу по людям в Лас-Вегасе? Что делать, если у босса маниакально-депрессивный психоз? И как перестать бояться за своих близких родственников? На ваши вопросы отвечает психотерапевт Максим Пасюков.
Вопрос №1.
Давайте, начнем с события, которое потрясло недавно весь мир. Речь идет о бойне в Лас-Вегасе. При выдаче оружия в России требуется справка от психиатра. Нужна ли такая справка в США, мы точно не знаем, но тем не менее, как вы считаете, в принципе, такая справка может ли гарантировать, что в один прекрасный момент человек не сойдет с ума и не перестреляет сотни человек?
Ответ Макисма Пасюкова:
Гарантирует ли справка, что не будет эксцессов? Я не знаю, как в Америке на счет справок. Там оружие в свободной продаже и мы довольно часто слышим о случаях, когда им пользуются не только в целях самообороны. Если сравнивать ситуацию в Европе и США, то в тех же Германии и Англии эксцессов, связанных с нарезным огнестрельным оружием в разы меньше. И это приводится как доказательство того, что надо регулировать оборот оружия.

Мне трудно сказать, насколько строго контролируют продажу в США, но я хорошо знаю, как это делается в России. В прошлом году я сам получал разрешение на охотничье оружие. Скажу, что эта процедура получения разрешения достаточно серьезная. Понятно, что все это при желании можно обойти, но тем не менее, наркоман или психически нездоровый человек не всегда имеет достаточно ресурсов, чтобы преодолеть эти трудности.

По тому, что произошло в Лас-Вегасе у меня пока больше вопросов, чем ответов. Как один человек смог расстрелять более полутысячи человек (59 убито и более 500 раненых)? Ощущение, что человек стрелял из пулемета. Из оружия, которое надо регулярно перезаряжать очень трудно перестрелять столько людей. Это очень странная история, и непонятно, что у этого человека было в голове, что означал этот его протест.

Может ли такое быть, чтобы человек был нормальным и вдруг спятил?

Безусловно, бывает острое начало разных психических расстройств, но, как правило, все это проходит на каком-то благоприятном фоне. Кажется, что и гриппом человек заболевает внезапно, но если присмотреться, то выясняется, что до этого был какой-то стресс, недомогание, недоедание или переутомление. И тут присоединился микроб. Которому он уже не смог противостоять. Иногда этому процессу может предшествовать неделя или даже две, а иногда снижение иммунитета могло длиться и несколько месяцев.

Так же и здесь. Внутренние причины всегда глубже и сложнее, а то, что мы видим на поверхности, нам кажется непонятным. Человек вдруг сошел с ума и перестрелял десятки людей. Это удобная версия, чтобы объяснить сложные вещи. Давайте не будем задумываться о причинах, потому что каждый внезапно может сойти с ума. На самом деле, все не так просто. Когда внешне благополучный человек, в солидном возрасте берется за оружие, то это говорит об адском внутреннем напряжении, которое он в себе носил. И оказалось, что снять это напряжение он никак не смог по-другому. Представьте себе, какая степень агрессии, отчаяния, злости и гнева должна была у него быть, чтобы он решился перестрелять столько ни в чем не повинных людей.

Сумасшествие — это такой термин из средневековья, из 15-16 века, когда любое отклонение от нормального поведения приписывалось бесовщине. Сейчас наука определяет разные виды и степени расстройства. На что похоже это происшествие, пока совершенно не ясно. Понятно, что это не слабоумие, не шизофрения и не депрессия.

А какие варианты могут быть еще?

Самое банальное, что приводит к подобным эксцессам и в России в том числе, это когда человек допился до белой горячки и на фоне абстинентного синдрома начинает испытывать галлюцинации. У человека появляется бред преследования, появляются образы, которые ему угрожают, и человек берется за нож, за топор, за ружье, за то, что попадется под руку. Это первое, что приходит в голову.

Но я слышал, что у этого человека из Лас-Вегаса был целый арсенал оружия. Значит он к чему-то готовился. Наверное, было бы правильно, чтобы люди, имеющие большой арсенал оружия, попадали в поле зрения спецслужб чуть раньше, чем случаются подобные эксцессы. Я бы не отметал идею террористического акта. Тем более, что крупная террористическая организация сразу же взяла на себя ответственность за произошедшее. Сейчас террористам нет необходимости создавать какую-то агентурную сеть, назначать пароли и явки. Сейчас время интернета, человек может всю информацию найти там, «заразиться идеями» и затем вынашивать планы в своей голове. Можно не получать какой-то централизованной команды, а взять нож или грузовик и совершить массовое убийство. И в этом опасность, которую кажется недооценивают во всем мире. И такое впечатление, что никто не знает как на это реагировать.

Интересно посмотреть на эту проблему с точки зрения нашего бессознательного.
Люди не могут придумать ничего сверх того, что у них уже есть в голове. Этот конфликт можно рассмотреть с точки зрения того, что в нас есть некие дремучие инстинкты с древних времен, в которые людям приходилось рвать, убивать, грызть кого-то, чтобы просто самому продолжать существовать. А того, что мы называем культурой, сознанием, совестью, какие-то сдерживающих механизмов просто не существовало. Когда эти дремучие инстинкты начинают выходить из-под контроля, то это становится заразительным. Любой психоз – это отказ от здравомыслия, от способности размышлять и сдерживать себя. И сразу идет откат к древним инстинктам и рефлексам. Мы миллионы лет жили в диких условиях, и эти дикие первобытные рефлексы продолжают временами начинают нами управлять. Единственное, что можно им противопоставить – это культура в широком смысле слова. И требуется очень много усилий, чтобы человек оставался человеком в самых сложных условиях.


Вопрос №2.
Моя двоюродная сестра, с которой у нас никогда не было близких отношений, расположилась в нашей небольшой квартире, где я живу с шестилетним сыном и мужем и не хочет никуда уезжать уже почти месяц. Они ничего не делают и пытаются установить свои правила в моём доме. Я переживаю за сына, который стал много болеть и капризничать. Виню себя за то, что не могу защитить собственного сына от надоедливых родственников. И не могу их выгнать. Что делать? Екатерина
Ответ Максима Пасюкова:
Тут не грех вспомнить сказку про зайчика с лубяной избушкой и лису с ледяной. История с одной стороны грустная, но она стара как мир. Даже, как Екатерина описывает ситуацию – двоюродная сестра расположилась в нашей небольшой квартире. Как-то же она там появилась, и что-то не дало Екатерине возможности сказать родственнице - извини, у нас небольшая квартира, и мы не можем тебя принять. Или сразу обозначить сроки – мы можем тебя принять, но не больше, чем на две недели, и ты подумай, пожалуйста, где ты будешь потом жить.

С одной стороны, здесь явное нарушение границ, и если продолжить аналогию с детской сказкой, то можно предположить, что произошло бы, если зайчик не пустил лису. Наверное, его бы тут же съели. По каким-то причинам нам приходится иногда терпеть нарушения наших границ, но рано или поздно этот вопрос встает, и еще более остро. И нужно искать того, кто поможет расставить вам эти границы. Помните, как в сказке и собаки гнали лису, не выгнали, и медведь гнал, не выгнал. Почему? Потому что лиса был наглой и хитрой, она не вступала в драку, но грозила, что порвет всех в клочки. И кто в итоге смог выгнать лису? Петух, тот, кто потенциально является продуктом питания для лисы. У него хватило решимости и нашелся инструмент против лисы – коса.

Очень важно в таких ситуациях навести порядок в голове и уметь анализировать свои переживания и чувства. Нужно понимать, откуда они взялись. Почему с неблизким родственником оказались такие тесные отношения, что нельзя было отказать. Зачастую это может быть перенос совсем других семейных отношений. Двоюродная сестра – это дочь дяди или тети, и возможно, что это отец или мать внушили такой пиетет перед родственниками, что отказать им, это все равно, что отказать родному отцу или матери в крыше над головой. И когда человек начинает отделять отношения друг от друга, перестает их смешивать, то у него в руках появляется очень мощный инструмент, чтобы навести порядок в собственной голове и в собственном доме. И в данном случае таким сказочным инструментом может быть психотерапия.
Вопрос №3.
Я знаю, что моё здоровье сильно пострадало от недавних стрессов. Я уже не молод, и у меня есть семья, которую я так люблю. Жена и трое детей. С недавних пор во мне поселился страх, что со мной может что-либо случиться. Что они будут без меня делать? Этот страх не покидает меня почти никогда. Спасибо, Сергей.
Ответ Максима Пасюкова:
Здоровье уже пострадало и ощущение, что Сергей сталкивается с некой беспомощностью перед стрессами. Он с ними не справляется, и его беспомощность умножается вдвое, втрое, когда он наблюдает за беспомощностью своей семьи – жена и трое детей.

Но не может быть такого, что муж уехал в командировку и жена из-за этого осталась недееспособной. И дети не настолько беспомощны, у них есть огромный потенциал. Я вспоминаю того же Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ», в котором он описывает, как люди, понимая, что их везут на смерть в теплушках, оставляли на станциях своих детей со скудным запасом еды и наказывали им, чтобы они только запомнили свои имя и фамилию, чтобы потом их найти. И эти трех-, четырехлетние малыши выживали. Поэтому потенциал в детях намного больше, чем кажется на первый взгляд.

Если отец верит в своих детей, в их способность преодолевать трудности и учиться, то и ребенок в это будет верить. А переживания Сергея, скорее всего отражаются и на его детях. И чем больше он боится их несостоятельности без него, тем более беспомощны будут дети и меньше будут верить в свои способности. И одна из самых важных функций мужчины в семье – это помочь и показать на собственном примере, как можно справляться с внутренними переживаниями и, в том числе, со своей беспомощностью. Мы все не всегда бываем только сильными. Мы все иногда бываем беспомощными, иногда хандрим, временами у нас нет настроения. Некоторые обстоятельства нужно выдерживать. Это легче дается, когда в жизни был такой человек, например отец, который показывал, как справляться с трудностями. Но отцы бывают разными.

Сергей пишет, что поселился страх, который не покидает никогда. Страх – это всегда, в каком-то виде, психосоматика. С одной стороны – это наши тревожные мысли, которые мы не можем погасить, а на каком-то этапе мы не можем противостоять этим мыслям, и тогда начинает подключаться физиологический компонент. Нейромедиаторов, которые призваны успокаивать человека, становится все меньше и меньше, поскольку страх постоянно давит, и в какой-то момент у организма не остается ресурсов. Поэтому психотерапевты иногда рекомендуют сочетать лечение словом и лекарствами. Антидепрессантами, противотревожными препаратами, хотя бы на первом этапе, пока человек не нащупает почву под ногами, чтобы потом разбираться со своими мыслями, со своей жизнью.

Современные антидепрессанты абсолютно безопасны. Это не те препараты, которые показывают в фильмах про психиатрические лечебницы. Антидепрессанты можно принимать дома, под минимальным наблюдением доктора. Даже не каждую неделю надо показываться врачу. У современных антидепрессантов минимальные побочные эффекты, нет риска передозировки и при этом заметный клинический эффект наступает уже в течение 3-4-х недель терапии. Но надо, чтобы эти препараты были назначены специалистом и только, если они действительно необходимы и принимать их надо достаточно долго 6-12 месяцев. В мировой практике рекомендуют сочетать лечение антидепрессантами с психотерапией.
Вопрос №4.
Мне уже 45 лет. Есть свой бизнес, машина, квартира, но нет жены. Я влюбился в девушку и думал, что хочу быть с ней всегда. Мы встречались полтора года, но когда вопрос встал о будущем, о женитьбе, я оказался не готов. Она перестала со мной общаться, отвечать на звонки, и я думал, что не могу жить без неё. Когда через месяц мы помирились, я снова почувствовал неуверенность в том, хочу ли я с кем-то связывать свою жизнь. Я чувствую себя несчастным. С уважением, Николай.
Ответ Максима Пасюкова:
Конечно, дача, квартира, машина и свой бизнес – это очень важно, но для ощущения счастья нам нужны близкие отношения. Мы не можем чувствовать себя счастливыми на необитаемом острове. Даже Робинзон Крузо нашел себе Пятницу.

Конечно, ощущение счастья не бывает тотальным. Я видел выкладки нейрофизиологов, где они подсчитали: чтобы испытать одну минуту счастья, нам надо примерно три минуты горя. Подробности этого исследования я не смог найти, поэтому не знаю, как они это измеряли, но что-то в их выводах есть.

Конечно, горе и счастье чередуются, любвовь и ненависть, жадностиьи щедрость и многие другие чувства, чередуются в своей полярности. Мы не можем быть всегда только щедрыми, потому что в конце концов нам нечем будет делиться, если мы что-то не прибережем для себя. Мы не можем все время любить, потому что иногда самого любимого человека хочется прибить. Слава богу, что у нас есть сдерживающие механизмы, которые не позволяют это сделать. И встают на пути между эмоциями и действиями.

Что касается ситуации, которую описывает Николай, то здесь очень глубокая проблема. Это полярные переживания, которые Фрейд обозначил как эрос и танатос, тяга к жизни и тяга к разрушению, к смерти. У Николая все это сходится в отношениях с одной девушкой. Его что-то влечет к ней с одной стороны, а с другой, что-то пугает и разрушает их отношения. И поскольку он обозначил свой возраст, он кстати, единственный из всех это сделал, то это можно понимать как то, что это переживание у него давно. Я не знаю, был Николай в браке или нет, но очевидно, что указание на возраст может говорить о том, что он всю жизнь так жил. Всю жизнь я не могу найти того, кому я могу довериться. Кто меня не поглотит, не разрушит.

У мужчин очень часто бывает страх вступать в более близкие отношения, потому что они боятся, что перестанут существовать как личность. Не дай бог, я в чем-то уступлю, откушу чуть меньше кусок от свадебного торта и тогда буду всю жизнь подкаблучником. Страх аннигиляции женщиной, поглощения, это очень глубокая вещь. Но когда мы это начинаем обсуждать, начинаем понимать, то многие вещи становятся проще. Как ребенку в темной комнате везде мерещатся чудовища, но стоит взять фонарик и посветить, то они тут же исчезают. И психотерапия – это такой маленький фонарик, который позволяет освещать разные стороны своей души и понимать, что там находится.

То, что Николай написал вопрос, можно считать первым шагом к пониманию себя. Надо сделать второй шаг. Когда у мужчин возникают проблемы в отношениях с женщинами, то это вопросы к их матери. Если Николаю 45 лет, то матери 65-70, а может и больше. Это время старения родителей. И это во много раз больше обостряет те переживания, которые раньше матерью компенсировались. Мать выполняла функцию, конечно, не жены, но человека, который мог позаботиться, успокоить, поговорить. И вопрос еще, насколько мама отпускает своего ребенка. Я встречал мужчин, которые до 50 лет живут с мамой вдвоем, находя кучу оправданий этому. Им так удобней. Ведь любые отношения с другим человеком – это риск. А тут все стабильно и спокойно. Но такие отношения тоже можно считать разрушительными. Если ты всю жизнь в своей старой семье, то рискуешь не оставить после себя потомства. Поэтому, советую Николаю не затягивать и разбираться в себе.
Вопрос №5.
Что делать, когда у твоего босса все признаки биполярного расстройства, и с ним совершенно невозможно выстраивать нормальные профессиональные отношения? Может быть, есть тактики общения с такими людьми? С уважением, Валентин.
Ответ Максима Пасюкова:
Интересно, откуда Валентин знает про биполярное расстройство? Если он знаком с психологией, то должен знать, как совладать с этим. А если нет, то странно, что он так уверенно ставит диагноз. В России это расстройство называется маниакально-депрессивным психозом. Маниакальная стадия характеризуется периодами эмоционального всплеска, когда у человека бывает бешеная работоспособность, он фонтанирует идеями. Он может спать по нескольку часов и при этом сохранять энергичность и бодрость. И иногда бывает трудно понять, где норма, а где уже отклонение, и почему требуется лечение таких приступов? Казалось бы, человек счастлив, у него все прет: и бизнес, и денег много, и женщины или мужчины вокруг, а его вдруг берут под белые руки и говорят - тебе бы надо остановиться. Беда в том, что за каждым таким всплеском повышенного настроения, обязательно следует вторая фаза – депрессивная. И если это состояние не лечить вовремя, то со временем маниакальные вспышки становятся все короче и короче, а депрессивные все глубже и дольше.

Поэтому, если у босса реальное биполярное расстройство, то надо связываться с родственниками, потому что только они имеют по закону право стимулировать человека к лечению. Но я не уверен, что такой диагноз у начальника есть. Но если он реален, то надо задать себе вопрос – это единственное место, где я могу работать? И стоит ли разрушать свою психику? Потому что контакт с психически нездоровым человеком накладывает на нас на всех отпечаток. У психиатров в России отпуск два месяца не просто так. Это для того,чтобы они сами не сошли с ума и могли восстановиться от ежедневных контактов с психозами, с людьми с нарушенной психикой. Если у Валентина возникает внутренний диссонанс от отношений с начальником, то надо что-то делать.

Скорее всего, Валентин имеет в виду неустойчивое настроение. Когда к человеку трудно подстроиться - то у него все хорошо, то у него все плохо. Скорее всего, это не биполярное расстройство, а проявление каких-то других вещей. Ну, например, эмоционально лабильными становятся люди, которые злоупотребляют психоактивными веществами - будь то алкоголь или наркотики. И у этих людей бывают такие перепады настроения, что с этими людьми не просто неуютно, а невыносимо. Ты не знаешь, что от этого человека ждать.

Первое, что приходит в голову подумать о смене работы, а второе вопрос – почему вы выбрали именно такого начальника? Ведь это миф, что начальники нас выбирают. Когда люди приходят на собеседование, то они тоже присматриваются к руководителю. Люди сами выбирают работу, в конце концов. И если эти люди понравились друг другу, то это неспроста. Значит что-то есть в начальнике важное для Валентина. Но не факт, что он это понимает. Иногда такие вещи лежат за гранью нашего сознания. Его тянет к человеку, который явно приносит ему вред.

У меня есть пример из практики, когда приходила женщина, которая занимала высокий пост в солидной компании и говорила, что все, не могу выносить идиота начальника и буду увольняться. Буквально после 5-6 сеансов психотерапии, она заявила, что начальник как-то изменился, что он стал спокойней. А может, это я сама стала просто спокойней на него реагировать, говорит эта женщина мне. Она стала анализировать свои реакции и пришла к выводу, что она сама провоцировала какие-то негативные реакции босса. Так что надо анализировать себя и лучше это делать вместе с психотерапевтом.
Напоминаем, что авторам всех вопросов достаются приглашения на бесплатные консультации в Центр Доктора Пасюкова. Забрать их можно в редакции ТВ2 (Елизаровых, 53/2), предварительно позвонив по телефону 902494.

Следующая горячая линия с психотерапевтом состоится в понедельник, 16-го октября.

Делитесь своими проблемами и присылайте вопросы на почтовый адрес portaltv2@mail.ru или оставив их здесь

Адрес и контакты Центра Доктора Пасюкова:
г.Томск, ул. Пушкина, 65/1, тел. (3822) 33-78-70
http://pokhudenie.su/