Горячая линия с Максимом Пасюковым
Анонимно об интимном
Cексуальные домогательства: болезнь или распущенность?
Американский кинопродюсер Харви Вайнштейн оказался в центре скандала, связанного с сексуальными домогательствами. Следом последовали десятки признаний женщин. О том почему они так долго молчали и может ли быть половая распущенность признаком душевного недуга, мы поговорили с психотерапевтом Максимом Пасюковым. И, конечно, доктор ответил на вопросы томичей по телефону и те, которые были присланы заранее в редакцию ТВ2 по почте. О том, что делать если у вас болит душа за родственника, вы боитесь панических атак и у вас возникли семейные проблемы из-за невозможности забеременеть, читайте далее.
Вопрос №1.
Максим, только что вы провели небольшую консультацию по телефону. Расскажите, какой был вопрос и что вы посоветовали.
Ответ Макисма Пасюкова:
Вопрос был от Александры Васильевны, он касался ее брата, у которого диагноз маниакально-депрессивный психоз. На самом деле сейчас такого диагноза не существует, это теперь называется биполярным расстройством. Слово психоз убрано, чтобы не «клеймить» пациентов. При данном расстройстве человек попеременно находится то в приподнятом настроении, с повышенной работоспособностью и эйфорией, то в депрессии. Проблема в том, что если не лечить, то эпизоды приподнятого настроения становятся все короче и короче, а плохого все длиннее и длиннее. И можно скатиться в глубокую депрессию. Александра Владимировна беспокоится, что у ее брата после эффективной фармакотерапии, появились головные боли. И она хочет разобраться – это признак основной болезни (так считает брат), или это побочный эффект от тех препаратов, которые он вынужден принимать постоянно. В психологии существует термин «соматизация». Если человек не может высказать или понять свои переживания и эмоции, иногда проявляются телесные симптомы: головная боль, артериальная гипертензия, приступы удушья, синдром раздраженного кишечника, бессонница, - вариантов множество. Есть расхожее выражение в русском языке – «это моя вечная головная боль». Замечали, что если долго думать о чем-то, что не имеет простого решения, то от этих размышлений реально начинает болеть голова? И здесь, конечно, нужна психологическая помощь, а не только медикаментозное лечение. Иногда психотерапия может даже полностью заменить фармакологическое лечение. Но проблема Александры Васильевны заключается в том, что ее родственник не хочет обращаться за помощью и все списывает на основную болезнь.

Т.е. родственник не хочет обращаться к врачу и это проблема Александры Васильевны?

Да. У нее за брата болит душа, потому что он постоянно жалуется на сильную головную боль. Она пытается его убедить, что он здоров. Что, когда он не находится в стационаре, то он – «нормальный адекватный человек и не должен циклиться на своей болезни». И скорее всего это так, потому что брат работает, он вполне социализирован, у него есть семья: он адаптировался к нормальной жизни, не смотря на диагноз. Скорее всего здесь вопрос психологический – считает человек себя здоровым или больным. Нам всем иногда хочется поболеть, чтобы кто-то о нас позаботился, пожалел. Как в мультфильме про Малыша и Карлсона. В психологии это называется «вторичной выгодой». Часто человек, который болеет, получает больше любви и заботы. И это грустно, когда у человека нет никакой другой возможности привлечь к себе внимание. Возможно, у брата, позвонившей женщины, этот эффект «вторичной выгоды» тоже присутствует. Это надо исследовать. Но в этом случае понятнее, почему сам человек за помощью обращаться не хочет: он рискует лишиться важного для себя внимания.
И тогда помощь нужна в первую очередь тому, кто больше всех переживает за ситуацию. Иными словами, возможно, помощь нужна самой Александре Владимировне. Чтобы научится правильно относиться к болезни брата, а самое главное – это научиться доносить до него то, чего он не хочет слышать. Александра Владимировна, говорит брату правильные вещи – что надо не зацикливаться на головной боли, не надо постоянно думать о своей болезни. Как мне удалось узнать из нашего разговора, они с братом погодки, сидели за одной партой, потому что так решили родители, и она всегда проявляла о нем заботу и внимание как старшая сестра. Поэтому, интуитивно, Александра Владимировна дает брату правильные советы. Мой же совет позвонившей томичке – записаться ко мне на консультацию и продолжить диалог, который начался у нас по телефону. Потому что как показывает практика, в подавляющем большинстве случаев, когда люди обращаются за помощью ближним, в этой помощи они нуждаются сами. Напомню, что для всех, кто обращается ко мне с вопросами на ТВ2, первая консультация бесплатная.
Вопрос №2.
Давайте, обсудим, как обычно, то, что обсуждает весь мир. Я имею в виду сексуальные домогательства известного голливудского продюсера Харви Вайнштейна. Как вы считаете, почему женщины так долго молчали, а потом вдруг дна за одной стали признаваться в том, что они стали жертвами насилия со стороны Вайнштейна. И второй вопрос связан с заявлением самого Харви. Он рассказал о том, что страдает малоизвестной болезнью и ходит к терапевту. Как различить – действительно ли у человека какая-то болезнь или это просто половая распущенность?
Ответ Максима Пасюкова:
Начну со второго вопроса. Лечение у психотерапевта – это может быть просто защитой от психотерапии. Как это ни парадоксально звучит. Логика такая - отстаньте от меня, я хожу, лечусь, никто мне помочь не может. Это такая манипуляция, когда болезнь включает в свой патологический цикл еще и терапевта. Это очень широко распространено при лечении алкоголизма и наркомании. Например, когда речь идет о короткой детоксикации, которая не затрагивает глубинные слои сознания, а ограничивается только восстановлением здоровья – функций печени, сердца и т.д. Наркоманы очень часто приходят в стационар не для того, чтобы избавиться от зависимости, а чтобы «снизить дозу», как они говорят. Они знают, что после такого лечения, чтобы получить привычный кайф достаточно дозы в 2-3 раза меньше и это выгодно даже по деньгам. Поэтому вопрос в том реально ли Вайнштейн хочет что-то изменить или ходит к психотерапевту для самооправдания.
А как это можно понять?
Если ситуация в течение многих лет не меняется в лучшую сторону, то значит здесь что-то не так. Хотя, такая половая распущенность является признаком довольно широкого круга психологических расстройств, которые с одной стороны имеют какие-то глубокие корни, а с другой не являются какими-то малоизученными болезнями. Как правило, при наличии желания у пациента, все поддается коррекции. А если это не поддается коррекции, то надо обращаться в правоохранительные органы. Если человек не может себя удержать от желания расчленять живых людей, то это уже не относится к сфере психотерапии. И, кстати, в США эта практика достаточно широко распространена в отношении так называемых «социальных болезней», например наркомании. Когда первый раз человек попадается с наркотиками в поле зрения полиции, то ему делают предупреждение и ставят на учет и рекомендуют пройти курс реабилитации. Человек вправе отказаться, что часто и происходит. Если он попадается второй раз, то ему предлагают либо лечиться, либо сесть в тюрьму. Если человек убегает из реабилитационного центра (не лечится) или попадает в третий раз, то у него уже нет выбора, и он садится в тюрьму. Такое последовательное принуждение к изменению поведения, на мой взгляд, очень эффективно при разных девиантных формах поведения. Поэтому вопрос Вайнштейна, на мой взгляд, это уже вопрос не психотерапии уже, а больше - правоохранительных органов. Шанс на «добровольное» и анонимное лечение он уже упустил. Что касается женщин и почему они молчали. Я бы тут вспомнил замечательную сказку Андерсена про хитрых портных, которые сшили для короля изумительную одежду, красоту которой могли оценить только умные люди, а дураки ее не видели. В результате голый король гордо шествовал по столице своего королевства и все боялись сказать об этом. Потому что никто не хотел быть дураком. Ситуацию разрешил маленький мальчик, который с детской непосредственностью сообщил всем, что король голый.
Есть очень известные психологические эксперименты, когда нескольких человек зза круглым столом дают ответы на простые задания. И в какой-то момент девять человек из десяти вдруг начинают говорить, что черный квадрат – белый. Т.е. девять из десяти – это «подсадные утки», актеры с заранее оговоренной ролью, и только один человек – реальный волонтер, который ничего не знает скрытой задаче эксперимента. Как поведет себя человек, когда он точно знает правильный ответ, но озвучить его – значит пойти против всего общества. Он сталкивается с тяжелейшей дилеммой – то ли быть как все и не выделяться или пойти против всех. 90% людей в таких ситуациях называют черное белым, говорят, что дважды два – пять, и т.п. Вопреки логике и собственным убеждениям. Это очень грустная статистика. Но вторая часть, совершенно потрясающая – если хотя бы один из десяти «актеров» говорит правильный ответ, то количество людей способных сопротивляться общественному мнению возрастает в разы. Если из девяти подсадных хотя бы один человек говорит, что дважды два четыре, то почти 50% волонтеров, а не 10%, начинают давать правильный ответ. Как только кто-то один набирается храбрости сказать правду, так и другие делают это. С женщинами произошло то же самое. Как только призналась одна, так последовала волна других признаний.
Получается, что женщины, столкнувшиеся с насилием влиятельного голливудского продюсера, просто боялись осуждения со стороны общества?
Возможно. Потому что, когда женщины говорят про насилие, то их самих очень часто обвиняют, что они себя двусмысленно вели и спровоцировали насилие. И действительно бывают такие ситуации. В ситуации же с Вайнштейном, многие молчали скорее всего потому, что боялись сопротивляться такой влиятельной фигуре боялись не получить роли в кино. И, действительно, многим Вайнштейн испортил карьеру. А теперь вдруг выяснилось, что более 100 человек в этих кругах знали про изнасилования. Причем, поименно. И что остается пострадавшим «звездам», про которых и так все уже знают, что у них был секс с этим продюсером или есть подозрения, что они сделали карьеру благодаря этому? Конечно, присоединиться к тем, кто вдруг начал обвинять. Тут много тонкостей в этой истории, я думаю. Было бы интересно, если бы женщины, которые лишились карьеры из-за своей принципиальности, запросить через суд компенсацию упущенной выгоды, посчитав гонорары «более покладистых» коллег по работе. Думаю, такое финансовое наказание сильно подорвало бы желание разных продюсеров решать вопросы через постель.
С некоторыми женщинами Вайнштейн решал проблему деньгами, выплачивал им компенсации, чтобы они только молчали, а в 2015-м году, когда одно дело таки дошло до суда, он смог подкупить судью. Такая ситуация порождала у него ощущение всемогущества. Когда он может контролировать и суд, и женщин, и общественное мнение. При этом он остается беззащитным перед своими внутренними импульсами. Этот человек при всем его богатстве и влиятельности может быть глубоко несчастным, потому что не способен найти настоящую близость. Он заменяет эту близость сексуальными домогательствами. Возможно, это какая-то глубокая травма из его жизненной истории, которую он раз за разом отыгрывает с новыми красавицами, но на глубинном уровне ничего не меняется. У него не получается контролировать этих женщин настолько, насколько ему бы этого хотелось. Возможно, это проблема отношений с первой женщиной, которая была в жизни Вайнштейна, с его матерью. Тут много может быть поворотов в этой истории. Но главное в том, что человек не способен выстраивать доверительные отношения с другим человеком. А без этих отношений человек не может чувствовать себя полноценным и счастливым.
Вопрос №3.
Я переехал из Томска. Живу в большом городе за границей, где много шума, много дыма, сложно встретиться с теми немногими друзьями, что у меня здесь появились. Я работаю по удалёнке и поэтому редко выхожу из дома. Никто, как раньше, не заходит просто так и мне этого ужасно не хватает. Зарплата уходит на то, чтобы заплатить за квартиру и купить продуктов. Мне не хватает природы, Лагерного сада. Для того, чтобы куда-то выехать здесь, нужны деньги или машина, которых у меня нет или друзей, которые бы позвали с собой за город. Получается, что я сам запер себя в этой клетке. Не знаю, что делать – домой возвращаться боюсь, и здесь жизнь не особо радостна. Спасибо, Анатолий.
Ответ Максима Пасюкова:
Конечно, здесь чувствуется ностальгия. Чем- то большой город за границей соблазнил Анатолия. Возможно большой зарплатой, которая уходит теперь на то, чтобы заплатить за квартиру. «Сам себя запер в этой клетке, не знаю, что делать». Но по идее, как сам себя запер, так сам может и отпереть. И скорее всего эта клетка ощущалась и в Томске. Иначе, зачем Анатолий переехал? И теперь эта клетка еще более остро чувствуется за границей, потому что, оказывается, объективная реальность не всегда соотносится с нашим внутренним ощущением свободы. Попытайтесь понять «клетку» внутри себя. Насколько давно вы чувствуете себя «запертым»? И тогда выход найдется. Выходите в люди, активно ищите общества других людей – ведь самое страшное наказание во все времена оставалась камера-одиночка. В большом городе тоже есть парки и сады, есть пригород, в котором наверняка и квартиры дешевле и природа ближе: не все ли равно, откуда работать «по удаленке». Да и психотерапевты все чаще в наши дни консультируют по скайпу, - этим всегда можно воспользоваться. Здесь явно есть о чем поговорить и с чем разобраться. Помните: лучший город в мире всегда внутри нас.
Вопрос №4.
Добрый день! На той неделе был неожиданный приступ учащенного сердцебиения (105 ударов- 500 мл капучино), понимание этого повлекло паническую атаку- чувство что задохнусь -пришлось вызвать скорую (чего раньше не было) теперь панические атаки иногда бывают в общественном транспорте. . все это следствие психических каких-то процессов, поскольку проблем с сердцем нет. Если удается переключить внимание, как-то это проходит. Есть ли универсальные методы, как в такие моменты себя успокоить. Спасибо. Андрей, 35 лет
Ответ Максима Пасюкова:
Мы знаем, что всегда на психологические стрессы реагирует наше тело. В этом, собственно, и суть панических атак и тревожных расстройств. Мы еще не успеваем понять своих эмоций интеллектуальном уровне, а тело уже включилось. И когда выпадает это звено – какая-то мысль, какое-то внешнее событие, которое спровоцировало приступ сильной тревоги, почему сердце заколотилось или случился приступ удушья, то человеку кажется, что это произошло ни с того, ни с сего. И это усиливает страх: нас больше всего пугает непонятное! Да еще непонятное с собственным телом. И этот страх заставляет организм выделить дополнительную порцию адреналина, кортизола, что усиливает сердцебиение. Это такой порочный круг. Если ничего не делать с этим, то панические атаки возникают все чаще и чаще. И в какой-то момент все-таки приходится лечиться. Сейчас есть огромная линейка препаратов, антидепрессантов, которые хорошо работают с этими ситуациями.

Андрей спрашивает, есть ли универсальное средство?
Универсальное средство разобраться с причинами панических атак. Нужно выяснить, почему это напряжение накапливалось и почему вдруг стало вырываться наружу. Надо разобраться всерьез и надолго. Когда человек испытывает страх, что он умрет, то думать в эту минуту ни о чем невозможно. В этот момент могут помочь даже легкие успокоительные препараты типа валерьянки, грандаксина, тенатена или афабазола. Кому-то могут помочь дыхательные практики. Несколько глубоких вдохов и выдохов могут снизить сердцебиение. В любом случае помогает сама мысль, что здоровью ничего не угрожает, и как только ты придешь в себя, успокоишь свои мысли, то и сердце начнет успокаиваться. То есть, нужно самому себя начать «расколдовывать». Нужно говорить себе, что все в порядке, все пройдет. Но это все средства скорой помощи. Главное, повторюсь, найти причины накопленного напряжения. Поэтому при лечении панических атак психотерапия зачастую оказывается эффективнее лекарств.
Вопрос №5.
Я очень люблю своего мужа, а он очень любит меня. Мы живём вместе уже 13 лет. И не представляем жизнь друг без друга. Но... я не могу иметь детей. Он об этом знал и говорил, что если что усыновим. Я всегда говорила, что мы можем попробовать завести своего. Но я боюсь не полюбить приёмного... В общем, я самореализовалась в работе и в ребёнке не нуждаюсь. Но мой муж, хоть и талантливый, но в работе не реализовался и теперь хочет семью, которой я не могу ему дать. Мы ходили по всем этим клиникам, пробовали разные методы, измучили друг друга. Не можем жить вместе и не можем жить порознь. Каждый винит другого, и каждый винит себя. Я не знаю, есть ли в этой ситуации верное решение. Ольга
Ответ Максима Пасюкова:
Иногда бывает так, что именно внутренний конфликт мешает забеременеть женщине. И на эту тему написано уже много книг. Когда Ольга говорит, что боится не полюбить приёмного, то, может быть, речь идет и о ней самой? Каким ребенком она чувствовала себя в детстве? Иногда родители бывают формально идеальными, но не дают ребенку эмоциональной поддержки. Не обсуждают с ним его переживания, его чувства, тревоги, страхи. И у ребенка возникает ощущение, будто он не родной в собственной семье. Будто родители приемные. А иногда оказывается, что человек реально был приемным ребенком и это скрывали от него. Можно посмотреть на эту проблему и с другой стороны. У психологов есть такое расхожее выражение, что нет такого слова «не могу», а есть такое слово «не хочу». Возможно, что у Ольги есть какой-то внутренний страх иметь детей. Она боится быть плохой матерью, «приемной матерью», «мачехой». В этом, может быть, отчасти разгадка и причин невозможности забеременеть. Когда у человека есть убеждение, что он может не только реализоваться на работе, но и как жена, и как мать, то и без всяких ЭКО вдруг случается чудо. Или становится возможным усыновление ребенка. Ольге будет, возможно, очень сложно услышать и принять мой ответ. Она пишет, я реализовалась в работе и в ребёнке не нуждаюсь. Трудно в это поверить: иначе бы в семье не возникали разлады! Вопрос был бы давно «закрыт» тем или иным способом. Каждый человек нуждается в ребенке.
Исключений не бывает?
Наверное, бывают, но это - генетическая потребность, зашитая на очень глубоком уровне – продолжение рода. Если человек так уверенно говорит - а мне этого не надо, это не факт, что так на самом деле. Как в басне про лисицу и виноград. Раз он мне недоступен, то, наверное, он и невкусный. Обесценивание возможности иметь ребенка на самом деле может говорить о глубоком желании его иметь. Невозможность его иметь переворачивается в отрицание самого желания. И здесь более прямой контакт со своей внутренней реальностью помогает правильно расставить акценты и в отношениях с партнером. И в независимости будет ли рождение своего ребенка, или усыновление чужого, или не будет ни того и ни другого. Но может появиться понимание того, что на самом деле происходит с каждым из супругов. И это поможет не мучить друг друга, а прийти к согласию. Хотя то, что Ольга находит себя в работе, тоже замечательно! Сублимация – это перенаправление своих потребностей и желаний в творческое русло. Именно это явление дарит миру художников, поэтов, мыслителей, музыкантов и общественных деятелей. Однако, повторюсь, в данном случае необходима помощь, потому что сохраняется напряжение и конфликт, как внутри их семьи, так и у каждого по отдельности.
Напоминаем, что авторам всех вопросов достаются приглашения на бесплатные консультации в Центр Доктора Пасюкова. Забрать их можно в редакции ТВ2 (Елизаровых, 53/2), предварительно позвонив по телефону 902494.

Следующая горячая линия с психотерапевтом состоится в понедельник, 30-го октября.

Делитесь своими проблемами и присылайте вопросы на почтовый адрес portaltv2@mail.ru или оставив их здесь

Адрес и контакты Центра Доктора Пасюкова:
г.Томск, ул. Пушкина, 65/1, тел. (3822) 33-78-70
http://pokhudenie.su/