Горячая линия с Максимом Пасюковым
Анонимно об интимном
Домашнее насилие и не только:
6 вопросов психотерапевту
Тема очередной «горячей линии» с доктором Пасюковым в этот раз определилась сама. Всю последнюю неделю, пожалуй, самое обсуждаемое событие в обществе — оправдательный приговор Дарье Мальцевой, томичке, которую обвиняли в убийстве собственного сына. Мы предложили психотерапевту обсудить историю с Дарьей Мальцевой в качестве одной из тем. Но оказалось, что и все другие вопросы, заданные доктору в ходе прямой линии, так или иначе были связаны с проблемами домашнего насилия, внутренней и внешней агрессии.
Вопрос №1.
Суд присяжных, изучив все материалы по делу об убийстве 7-летнего мальчика, не счел вину Дарьи Мальцевой доказанной. Реакция общества на оправдательный приговор оказалась полярной: одни негодуют по поводу того, что женщину оправдали («даже если сама не убивала, то не защищала!»), других возмущает факт, что убийца до сих пор на свободе. И абсолютно все недоумевают — как вообще можно было оказаться в такой ситуации? Какие психологические механизмы делают человека либо полностью безвольным (даже в обстоятельствах угрозы жизни), либо неконтролируемо агрессивным?
Ответ Максима Пасюкова:
Любое насилие — это попытка контролировать другого человека. Заставить его делать то, что он делать не хочет. Но часто садизма без мазохизма не бывает. Нам хочется обвинить садиста в том, что он неправ, но мы забываем, что мазохист, который это терпит, в любой момент может сказать: «Все, хватит». И хлопнуть дверью. Садистическо-мазохистические отношения — взаимодополняющие. И большой вопрос — кто играет в них первую скрипку.

На чем держатся такие отношения, выходящие за грань здравого смысла? На том, что они очень интенсивно насыщены эмоциями — чувствами, которые важны каждому человеку. Ненависть, злость, ярость, любовь, ревность. 1000-2000 лет назад эти чувства проявлялись ярко. Проснулся голод — просыпались злость и бешенство, которые помогали догнать, загрызть, съесть. Добиться цели. Эти чувства помогали людям выживать. В современном мире проявлять их не принято, небезопасно, а потребность в них не исчезла. Куда их деть?

Ситуация такова, что есть жертва — мальчик, который погиб. И есть две женщины, которые при этом присутствовали. Кто-то из них убийца. По большому счету, мы ничего не знаем об этих двух женщинах. Какие отношения у них самих были в семье в их детстве? Например, если ребенок растет в неполной семье, то очень важно, как отсутствие отца объясняет мать. Или папа — летчик-космонавт, который героически погиб при испытаниях новой техники. Или — подлец, который бросил семью и не вернулся. От этого многое зависит. Если ребенок растет с ощущением, что его отец герой — вырастет один человек. А если ребенок растет с чувством стыда за своего отца, которого может даже и в глаза не видел, то что у него останется в душе — в том месте, где должен быть мужчина и отношения с ним? Наверняка, что-то очень болезненное и ненадежное.

Мы не знаем, что за отношения были между Мальцевой и Крыловой. Весьма странно, что две женщины с разнополыми детьми живут вместе, а не с мужчинами, пытаясь строить каждая свою семью. Общие деньги, общие расходы, общий дом. Фактически это — семья. Построенная на садистически-мазохистических отношениях, на насилии. И в этой семье единственный носитель чего-то мужского — мальчик. Все остальные — приходящие-уходящие. По словам Мальцевой, Крылову напрягало увеличение доли мальчика в недвижимости, она говорила: «Вот вырастет, тебя выгонит». Очень вероятно, что Крылова переживает не только за подругу, но и за себя — ее тоже могут выгнать. Чувствуется, что ребенок ей мешает.

Что касается Мальцевой, то у нее на первом месте была подруга Света — мальчик погиб, а она переживает за то, что сдала Свету. Или чувствует угрозу сыну, но уходит с ним сама, а не выпроваживает Свету. Если все дело в долгах, то эта проблема решаемая — взять кредит, поменять квартиру на ту, которую можешь себе позволить. Внешние выходы находятся легко, когда ты ищешь эти выходы. А здесь выход из тупика — избавиться от мальчика. Например, сдать его в интернат, чтобы его там воспитывали учителя и другие люди.

Но, пожалуй, самое страшное в этой истории это то, что две женщины с высшим педагогическим образованием считают, что лучший способ объяснить ребенку — это бить. Точнее, одна считает, что можно действовать и лаской, но при этом не препятствует тому, чтобы вколачивали знания дубинкой. Можно предположить, что эти два педагога — исключение из правил. И все остальные педагоги искренне любят свою профессию, и стараются вырастить из своих учеников не только умных, но и культурных людей. Ведь культура — это единственное, что мы можем противопоставить темным разрушительным инстинктам, живущим в нас. Однако, как Крылова с Мальцевой, не чувствующие призвания работать учителями, оказались в педколледже и педуниверситете? Туда поступить просто! Почему туда берут тех, кто не попал в другие вузы - это уже вопрос ко всему обществу в целом.
Вопрос №2.
Бывает, приходится наблюдать, как дети мучают животных — кошек, собачек. Ловят бабочек, отрывают крылья — ради эксперимента. Когда посторонний человек делает им замечание, никак не реагируют. Что делать в ситуации, когда становишься свидетелем детского садизма?
Ответ Максима Пасюкова:
Еще в детстве я заметил, что больше всего рассказывали о том, как мучили кошек в подвале, дети, над которыми издевались в школе. Которые были изгоями в своем обществе.

Трудно себе представить самодостаточного человека, лидера, спортсмена, который найдет время и желание заниматься такими вещами. А вот тот, кто чувствует себя измученным, с оторванными крыльями и лапками, будет пытаться хотя бы отчасти понять и компенсировать ужас происходящего с ним, издеваясь над более слабыми.

Как реагировать взрослым? Быстрые срочные меры вряд ли могут кардинально изменить ситуацию. Но если отвечать на вопрос конкретно, то, увидев, как ребенок мучает бабочку, кошечку или еще кого-нибудь, надо показать возмущение и неприятие этой ситуации. В том диапазоне, который позволяет реальность.

Если возмущен настолько, чтобы сказать: «Стой! Что ты делаешь!», или подойти и отобрать это животное, значит, нужно это сделать. Если чувствуешь еще большее возмущение — значит, надо отвести к родителям, или привлечь других людей — чтобы несколько человек сказали: «Так нельзя!». Другой вопрос — а как этому ребенку реагировать на это возмущение взрослых на его действия по отношению к бабочке, если он чувствует, что над ним издеваются так же, и до этого никому нет дела? Ни учителям, которые видят синяки и не задают вопросы родителям?

В идеале, если ты видишь, что ребенок мучает животное, и ты знаешь его родителей — надо поговорить с ними, что ребенку плохо. Настолько плохо, что он не знает другого выхода своим деструктивным чувствам. Насилие иногда становится последним способом обратить внимание окружающих на то, с чем ребенок не справляется - «Посмотрите, какой я!» И надо срочно его из этой ситуации вытаскивать.
Вопрос №3.
Здравствуйте, меня зовут Светлана. Мной в последнее время овладевает жесткость к своим близким, особенно мужу (хочется его стукнуть...), к своим животным (собаки и кошки), да и соседи бесят. К детям терпелива. Боюсь взять грех и присесть лет на 10. Очень хочется с вами поговорить.
Ответ Максима Пасюкова:
Светлана, хорошо что вы об этом написатли. Облечь в слова, хотя бы в короткие, - это важно. Хорошо, что вы это чувствуете, плохо — что вы это накопили.

Возможно, вы слишком долго пытались быть доброй для всех, а агрессивные импульсы в это время накапливались. Дело действительно может закончиться очень плохо. Агрессивные импульсы испытывают все, вопрос в том, что с ними делать: кто-то идет в спортзал, кто-то на войну, кто-то ищет другие пути. Психотерапия нужна для того, чтобы иметь возможность работать с теми вещами, которые разрывают нас изнутри без трансляции во вне. Разбираться с ними нужно в безопасной атмосфере — где никто тебя не услышит, никто не осудит, где тебе помогут найти корни этого ада в душе и избавиться от них.

Поэтому Светлане однозначный совет — посетить психотерапевта. В нашем центре для вас, так же, как и для авторов других вопросов, первая консультация бесплатна.
Вопрос №4.
Здравствуйте. У меня младшая сестра, которой почти шесть лет. На любое замечание, даже самое незначительное, она начинает устраивать истерики, плакать, кричать. Так ведет себя не только дома, но и в детском саду, в гостях. Как можно повлиять на эту ситуацию?
Ответ Максима Пасюкова:
Безусловно, надо разбираться с внутренними причинами истерик. Но часто родители приводят на терапию ребенка, а становится быстро очевидно, что помощь нужна взрослым.

Возможно, у этой девочки нет другого способа донести до близких, что ее что-то беспокоит. Не исключена вероятность психопатологии, но это 1%, остальные 99% — что причина в той атмосфере, в которой ребенок воспитывается. И с которой надо разбираться.

В практике был случай, когда мальчик четырех лет внезапно начал истерить. Абсолютно вышел из-под контроля. После долгих расспросов воспитателей в саду, выяснилось, что он поругался с другим мальчиком — лидером группы, который мог побить кого угодно. И после ссоры этот лидер поставил условие детям: или вы с этим мальчиком не играете, или я вас всех поколочу. Здесь очень грамотно повела себя мама мальчика. Она смогла выяснить причину повышенной плаксивости и затем, взяла на себя роль примирителя — мальчишки потом стали лучшими друзьями. Такой способ решения проблемы гораздо сложнее, чем просто отмахнуться - «ах, это переходный возраст, они все в этом возрасте капризничают...» Поэтому автору письма я бы посоветовал говорить, вникать, пытаться понять, что на самом деле происходит в отношениях с сестрой.

А если это пока сложно сделать самостоятельно, то можно воспользоваться бесплатной консультацией в нашем центре.
Вопрос №5.
Здравствуйте, у меня такая ситуация. Сыну 12 лет, семь лет жил с дедушкой и бабушкой, к школе начал обманывать нас в мелочах, пойдя в школу, стал говорить, что уроки не задают, тетради потерял с двойками и т.д. Когда с ним разговаривала, в глаза говорил, что этого не делал. И так с каждым годом всё сильнее. Стал проявлять приступы агрессии, если его кто-нибудь подначивает, кидается драться, а в последний раз напился с одноклассниками осознанно. Когда спрашиваю, зачем это сделал? — один ответ: не знаю, больше так не буду... Забрала его к себе, пока всё нормально. Но скоро школа, не знаю, что делать — посоветуйте, пожалуйста. Я понимаю, что в этом моя полностью вина, но после развода не было возможности жить вместе. Заранее спасибо.
Ответ Максима Пасюкова:
Когда бабушки и дедушки воспитывают внуков, понятно, что это не от хорошей жизни, тяжелые события приводят к такой ситуации.

Хорошо, что маму это беспокоит, когда сыну еще 12 лет. Было бы хуже, если бы ему уже было 22. Пока еще есть большой ресурс, чтобы ситуацию исправить. В 12 лет еще не все потеряно — ребенок пластичен, все впитывает.

Есть правило в психологии: любая манипуляция, а ложь — это манипуляция, является реакцией на другую манипуляцию. Ребенок, который манипулирует, лжет, находится в двусмысленной ситуации. Он чувствует раскол в отношениях взрослых и трещину начинает заполнять собой. Своими детскими выгодами.

Знаем, что мальчик начал проявлять агрессию. Можно предположить, что он не верит, что мама не могла воспитывать его после развода, не нашла способов оставаться с ним. Его это бесит. Это раздражение, злость — на кого направлены? Может на мать. Может, на отца. Может, на себя — что недостаточно хорош, что родители не забрали к себе... Может, на бабушку и дедушку, которые заменяют маму.

Надо более подробно вникать в детали. Но очевидно, что ребенок остался один на один со своей злостью и двусмысленностью ситуации. Ребенок, как индикатор, начинает проявлять все то, что не прочувствовано и не имеет выхода.

Ситуацию нельзя оставлять без внимания. Потому что первый шаг к решению любой проблемы — признать, что она существует.
Вопрос №6.
Здравствуйте. В детстве подвергался буллингу, по сути это развлекательное насилие. Можно было бы забыть это, если бы не факт осознания, что по сути ничего не меняется никогда. Насилие становится культурой, когда смотрю паблики про маньяков и другие подобные темы, в соцсетях на них подписаны миллионы. Что это такое в людях? Что за потребность в насилии как основной цели?
Ответ Максима Пасюкова:
Не могу согласиться, что насилие становится культурой. Культура — это единственное, что может быть противопоставлено нашим внутренним разрушительным импульсам. Немцы в послевоенной Германии принудительно проходили через процесс денацификации. Когда вполне респектабельных людей, которые ничего не хотели знать ни про гестапо, ни про концлагеря, просто брали за руку, вели и показывали, что произошло с их молчаливого попустительства.

Что делать с буллингом? Инстинкт травления — это как отрывать крылышки у бабочки. Человек, который чувствует себя вполне самодостаточным, не будет издеваться над другими. Те, кто занимаются буллингом, они требуют внимания и помощи. Ну а что касается того, кто подвергается буллингу — ему надо помочь найти в себе то, что делает его уязвимым буллингу. Начинают клевать того, кто не может постоять за себя. Что происходило в жизни автора вопроса, что он не научился отстаивать свои границы? Это то, с чем надо разбираться.

Не подвержены буллингу те, кто дает сдачи, как только их начинают бить. Простой рецепт, который работает и в армии, и в тюрьме, и в школе... Человек, который преодолевает страх и начинает бить того, кто сильнее — да, он рискует быть побитым. Один раз, но второй раз к нему уже не полезут. С синяками ходить никому неохота. А он будет огрызаться. Если видят, что в человеке есть стержень, и он готов отстаивать себя, его оставляют в покое.

Это очень примитивно, в письме ситуация сложнее. Ведь человек вырос, но прошлое продолжает его беспокоить, и что-то привлекает его на эти паблики. Что-то такое он носит в себе. С этим надо что-то делать — так что приходите, поможем.
Следующая горячая линия с Доктором Пасюковым состоится через две недели. Присылайте нам свои истории на почту portaltv2@mail.ru, задавайте вопросы, и Максим Пасюков попробует помочь найти вам ответы. Напоминаем, что все авторы вопросов получают возможность получить бесплатную консультацию психотерапевта в центре «Доктора Пасюкова», приглашения можно забрать по адресу ул. Елизаровых, 53/2, редакция ТВ2, предварительно позвонив по телефону 902494.

Адрес и контакты Центра Доктора Пасюкова:
г.Томск, ул. Пушкина, 65/1, тел. (3822) 33-78-70
http://pokhudenie.su/